Убытки должны быть документально подтверждены

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 июля 2012 г. N 3546/12 Отменяя принятые по делу судебные решения, суд указал, что в отсутствие первичных учетных документов реорганизованного центра, подтверждающих размер понесенных убытков и период их возникновения, налоговые декларации и передаточные акты данного юридического лица не могут быть признаны достаточными доказательствами несения затрат, влекущих формирование убытка в заявленном размере

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Слесарева В.Л.;

членов Президиума: Абсалямова А.В., Амосова С.М., Андреевой Т.К., Бабкина А.И., Бациева В.В., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Козловой О.А., Маковской А.А., Першутова А.Г., Сарбаша С.В. —

рассмотрел заявление Управления Федеральной налоговой службы по городу Москве о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда города Москвы от 02.06.2011 по делу № А40-9620/11-140-41, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2011 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.11.2011 по тому же делу.

В заседании приняли участие представители:

от заявителя — Управления Федеральной налоговой службы по городу Москве — Легеза О.А., Убушаева Н.К.;

от федерального государственного унитарного предприятия «Государственная корпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации» — Максименко Н.А.;

от Федерального агентства воздушного транспорта — Савицкий К.И.; от Федеральной налоговой службы — Александрова Е.Р., Ушакова Н.Р.

Заслушав и обсудив доклад судьи Завьяловой Т.В. и объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

Федеральное государственное унитарное предприятие «Государственная корпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации» (далее — предприятие) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании частично недействительным решения Управления Федеральной налоговой службы по городу Москве (далее — управление) от 20.10.2010 № 14-18/6.

К участию в деле в качестве третьих лиц привлечены Федеральное агентство воздушного транспорта и Федеральная налоговая служба.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 02.06.2011 заявленное требование удовлетворено.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 22.11.2011 названные судебные акты оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора решения суда первой и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций управление просит отменить их в части эпизода, связанного с уменьшением налоговой базы по налогу на прибыль за 2006 год на сумму убытков прошлых периодов, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права, и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении требования предприятия в этой части, в остальной части названные судебные акты оставить без изменения.

В отзывах на заявление предприятие и Росавиация просят оставить оспариваемые судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзывах на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что обжалуемые судебные акты подлежат частичной отмене по следующим основаниям.

По результатам повторной выездной налоговой проверки предприятия управление приняло решение от 20.10.2010 № 14-18/6 (далее — решение управления, решение), которым, в частности, доначислило предприятию 4951800 рублей налога на прибыль за 2006 год.

Основание для принятия этого решения в данной части послужил вывод управления о неправомерном уменьшении предприятием налоговой базы по налогу на прибыль на сумму убытка в размере 20632502 рублей, образовавшегося в 2005 году у федерального государственного унитарного предприятия «Главный центр планирования и регулирования потоков воздушного движения» (далее — центр). Возможность списания убытка появилась у предприятия после присоединения к нему центра в 2006 году в процессе реорганизации.

В обоснование правомерности своих действий предприятие представило по требованию управления свидетельство о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц, передаточный акт от 31.03.2005, уточненный передаточный акт от 10.01.2006, налоговые регистры центра и его налоговые декларации за 2005 год. При этом предприятие полагало, что у него отсутствует обязанность представлять документы, обосновывающие размер убытка, поскольку период хранения первичной документации по расходам, понесенным его правопредшественником в 2005 году, на момент проведения налоговой проверки истек.

Установив, что представленные документы, не являясь первичными документами бухгалтерского учета, не позволяют проверить правомерность формирования заявленного убытка, управление пришло к выводу о документальной неподтвержденности спорной суммы убытка.

Решением Федеральной налоговой службы от 22.12.2010 № АС-37-9/18228@, принятым по результатам рассмотрения апелляционной жалобы предприятия, решение управления в названной части оставлено без изменения.

Признавая позицию налоговых органов неправомерной, суды пришли к выводу, что положения пункта 4 статьи 283 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс), устанавливающего обязанность налогоплательщика хранить документы, подтверждающие объем понесенного убытка, в течение всего срока, когда он уменьшает налоговую базу текущего налогового периода на суммы ранее полученных убытков, не обязывают налогоплательщика хранить первичные документы.

Суды указали, что для подтверждения объема понесенного убытка достаточно декларации за соответствующий налоговый период, а первичные документы необходимы для обоснования не самого убытка, а расходов, которые стали причиной его возникновения.

Читайте также:  Заинтересованные сделки в ооо

По мнению Президиума, при рассмотрении данного спора суды не учли следующего.

Согласно пункту 8 статьи 274 Кодекса убытком в целях применения главы 25 «Налог на прибыль организаций» признается отрицательная разница между доходами и расходами, учитываемыми в целях налогообложения в порядке, предусмотренном названной главой. При этом убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, принимаются в целях налогообложения в порядке и на условиях, определенных в статье 283 Кодекса.

В пункте 1 статьи 283 Кодекса закреплено положение, согласно которому налогоплательщики, понесшие убыток (убытки) в предыдущем налоговом периоде или в предыдущих налоговых периодах, вправе уменьшить налоговую базу текущего налогового периода на всю сумму полученного ими убытка или на часть этой суммы (перенести убыток на будущее).

Налогоплательщики вправе осуществлять перенос убытка на будущее в течение десяти лет, следующих за тем периодом, в котором получен этот убыток (пункт 2 статьи 283 Кодекса).

Таким образом, при исчислении налога на прибыль налогоплательщикам предоставлено право учесть убыток при исчислении указанного налога при условии соблюдения установленных законом требований. К их числу пунктом 4 статьи 283 Кодекса отнесена обязанность налогоплательщиков хранить документы, подтверждающие объем понесенного убытка в течение всего срока, когда он уменьшает налоговую базу текущего налогового периода на суммы ранее полученных убытков.

Президиум считает ошибочным вывод судов трех инстанций об отсутствии у налогоплательщика обязанности хранить первичные учетные документы, подтверждающие размер сформированного им убытка.

Убыток представляет собой финансовый результат хозяйственной деятельности организации, на размер которого влияет сумма произведенных в налоговом периоде расходов, которые учитываются при определении налогооблагаемой прибыли в случае соответствия их требованиям, перечисленным в статье 252 Кодекса. Расходы должны быть обоснованными и документально подтвержденными, произведенными для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Порядок документального оформления затрат установлен Федеральным законом от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» и предполагает обязательное оформление всех хозяйственных операций, проводимых организацией, оправдательными документами, которые служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский и налоговый учет.

Таким образом, в случае отражения в налоговой декларации убытка без соответствующих подтверждающих первичных документов на основании регистров налогового учета и иных аналитических документов, порядок, установленный пунктом 4 статьи 283 Кодекса, нельзя признать соблюденным.

Поскольку возможность учесть суммы убытка носит заявительный характер и на налогоплательщика возложена обязанность доказать их правомерность и обоснованность, при отсутствии документального подтверждения убытка соответствующими документами, включая первичные учетные документы, в течение всего срока, когда он уменьшает налоговою базу на суммы ранее полученного убытка, налогоплательщик несет риск неблагоприятных налоговых последствий.

Кодекс не содержит исключений и для случаев заявления в налоговых декларациях убытка, полученного правопредшественником проверяемого налогоплательщика.

Из положений статьи 50 Кодекса следует, что на правопреемника реорганизованного юридического лица возлагается обязанность по уплате налогов. Указанной обязанности корреспондирует право налогоплательщика-правопреемника, предусмотренное пунктом 5 статьи 283 Кодекса, на уменьшение налоговой базы на сумму убытков, полученных реорганизуемой организацией до момента реорганизации в порядке и на условиях, установленных этой статьей Кодекса.

Таким образом, в отсутствие первичных учетных документов реорганизованного центра, подтверждающих размер понесенного им убытка и период его возникновения, налоговые регистры, налоговые декларации и передаточные акты данного юридического лица не могут быть признаны достаточными доказательствами несения подобных затрат, влекущих формирование убытка в заявленном предприятием размере.

Следовательно, решение управления основано на нормах действующего налогового законодательства, в связи с чем требование предприятия в указанной части удовлетворению не подлежит.

При названных обстоятельствах обжалуемые судебные акты подлежат отмене в упомянутой части согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 3 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 02.06.2011 по делу № А40-9620/11-140-41, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2011 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.11.2011 по тому же делу в части удовлетворения требования федерального государственного унитарного предприятия «Государственная корпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации» о признании недействительным решения Управления Федеральной налоговой службы по городу Москве от 20.10.2010 № 14-18/6 по эпизоду, связанному с уменьшением налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2006 год на сумму убытков прошлых периодов, отменить.

В отмененной части в удовлетворении заявленного требования отказать.

В остальной части названные судебные акты оставить без изменения.

Председательствующий В.Л. Слесарев

Обзор документа

В целях налогообложения прибыли убыток предыдущих периодов можно переносить на будущее, если соблюдаются определенные условия. В их числе — обязанность хранить документы, подтверждающие объем убытка, в течение всего срока, когда организация уменьшает налоговую базу текущего периода на суммы ранее полученных убытков.

Президиум ВАС РФ признал ошибочным вывод о том, что налогоплательщик не должен хранить первичные учетные документы, подтверждающие размер сформированного им убытка.

Возможность учесть суммы убытка носит заявительный характер. Организация обязана доказать их правомерность и обоснованность. Поэтому при отсутствии соответствующих подтверждающих документов, в т. ч. первичных учетных, в течение всего срока, когда налоговая база уменьшается на суммы ранее полученного убытка, налогоплательщик несет риск неблагоприятных налоговых последствий.

НК РФ не предусматривает исключений и для случаев, когда в налоговых декларациях заявляется убыток, полученный правопредшественником проверяемой организации.

На правопреемника реорганизованного юрлица возлагается обязанность по уплате налогов. Ей корреспондирует право правопреемника уменьшить налоговую базу на сумму убытков, полученных реорганизуемым юрлицом до момента реорганизации, в порядке и на условиях, установленных НК РФ.

Таким образом, в отсутствие первичных учетных документов реорганизованного юрлица, подтверждающих размер понесенного им убытка и период его возникновения, налоговые регистры, налоговые декларации и передаточные акты данной организации не являются достаточными доказательствами несения подобных затрат, влекущих формирование убытка в размере, заявленном правопреемником.

Читайте также:  Не успел поменять паспорт в 20 лет

Обязательным условием для признания убытков, полученных кредитором при реализации права требования долга, является их документальное подтверждение. К такому выводу пришли специалисты ФНС России в недавно опубликованном письме от 01.12.15 № СД-4-3/20885@.

В статье 252 НК РФ оговорено, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль организация уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. При этом расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Соответственно, обязательным условием для признания убытков, понесенных налогоплательщиком, является их документальное подтверждение.

Особенности определения налоговой базы при уступке права требования определены в статье 279 НК РФ. В частности, установлено, что отрицательная разница между доходом от реализации права требования долга и стоимостью реализованных товаров (работ, услуг) признается убытком налогоплательщика.

Какие документы подтверждают получение такого убытка? По мнению налоговиков, это те документы, которые свидетельствуют о наличии долга перед кредитором, право требования которого им было реализовано. Без таких документов признать убыток от реализации права долга нельзя.

Возмещение реального ущерба

Продолжаем говорить о возмещении убытков. В этот раз остановимся более подробно на возмещении реального ущерба.

1. Что такое реальный ущерб и как он возникает.

Если кратко, то реальный ущерб – это один из видов убытков, наряду с упущенной выгодой .

Исходя из пункта 2 статьи 15 ГК РФ, реальный ущерб — расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение имущества лица.

В соответствии со статьей 393 ГК РФ, Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

При этом (пункт 2 статьи 307 ГК РФ), обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК РФ. В качестве иных оснований статья 8 ГК РФ («Основания возникновения гражданских прав и обязанностей») указывает: решения собраний, акты государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей; события, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий и др.

2. Что и как доказывать при взыскании реального ущерба.

При заявлении требования о возмещении реального ущерба истец столкнется с необходимостью доказывать:

а) противоправность действий (бездействия) ответчика,

б) факт причинения ущерба и его размер,

в) причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и наступившим ущербом.

Вид и объем доказательств, которые необходимо собрать истцу, будет зависеть от того, в чем состоит причиненный ущерб – повреждено или утрачено имущество, произведены какие-либо выплаты и др.

Согласно пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК).

Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

При доказывании факта и размера ущерба следует принимать во внимание также положения п. 49 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", в соответствии с которым «При рассмотрении дел, связанных с возмещением убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, необходимо учитывать, что в соответствии со статьей 15 подлежат возмещению как понесенные к моменту предъявления иска убытки, так и расходы, которые сторона должна будет понести для восстановления нарушенного права.

Поэтому, если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам пункта 3 статьи 393 Кодекса и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены.»

Напомним, согласно п.3 ст. 393 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

3. Что необходимо учесть при взыскании реального ущерба?

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п.1 статьи 15 ГК РФ). Данную норму следует рассматривать во взаимосвязи с положениями статьи 400 ГК РФ («Ограничение размера ответственности по обязательствам»): 1. По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). 2. Соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Примеры ограничения законом размера ответственности должника:

а) Наследник (правопреемник) участника полного товарищества несет ответственность по обязательствам товарищества перед третьими лицами, по которым в соответствии с пунктом 2 статьи 75 ГК РФ отвечал бы выбывший участник, в пределах перешедшего к нему имущества выбывшего участника товарищества (статья 78 ГК РФ).

Читайте также:  Оценка недвижимости для налоговой

б) В соответствии со статьей 354 Кодекса торгового мореплавания, ограничивается ответственность судовладельца и спасателя по требованиям, предусмотренным статьей 355 КТМ.

в) Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Законом или договором могут быть предусмотрены случаи: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки. Пример «штрафной неустойки» содержится в п.6. статьи 17 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» №164-ФЗ: в случае, если за несвоевременный возврат предмета лизинга лизингодателю предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы с лизингополучателя в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Обращаем внимание, что проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ) всегда носят зачетный характер, то есть убытки взыскиваются только в части, не покрытой суммой этих процентов (п. 2 ст. 395 ГК РФ, п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996).

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием (статья 16 ГК РФ).

4. Некоторые выдержки из судебной практики для иллюстрации вышеизложенных положений.

1) Недоказанность причинно-следственной связи при взыскании ущерба. Суд отменил принятые по делу судебные решения в части взыскания с покупателя-должника денежных средств в возмещение реального ущерба и упущенной выгоды по договору репо, указав, что продавец-кредитор не доказал возникновение убытков вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обязательств по возврату ценных бумаг ( Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 февраля 2013 г. N 13893/12) .

2) Требование о возмещении убытков, причиненных истцу в связи с ненадлежащим хранением имущества, изъятого федеральным органом исполнительной власти, удовлетворено, поскольку передача такого имущества указанным органом на хранение третьему лицу не освобождает Российскую Федерацию от ответственности за убытки, причиненные вследствие необеспечения федеральным органом исполнительной власти надлежащего хранения изъятого имущества. При этом реальный ущерб рассчитан истцом как разница между закупочной ценой и ценой фактической реализации испорченных овощей, а упущенная выгода — исходя из цены реализации овощей надлежащего качества, существующей на рынке, за вычетом закупочной цены овощей и транспортно-заготовительских расходов (Из Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. N 145 ).

3) На основании части 1 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставление коммунальных услуг гражданам, проживающим в таком доме. Исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности и взаимосвязи, суд установил, что повреждение имущества истца произошло вследствие аварии на трубопроводе системы холодного водоснабжения. При таких обстоятельствах суд правомерно удовлетворил иск Общества, взыскав в его пользу с домоуправляющей компании 160 489 рублей 06 копеек реального ущерба и 87 405 рублей 69 копеек упущенной выгоды ( Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 марта 2014 г. N Ф01-13568/13 по делу N А43-7800/2013 ).

4) Судами не дана должная оценка доводам ответчика относительно причинной связи между действиями ответчика и наступлением последствий в виде причинения вреда истцу. Из Технического заключения следует, что в качестве причины столкновения тепловоза с вагонами, повлекшего возникновение ущерба у истца, указано наличие нарушений не только в действиях (бездействиях) ответчика, но также и заказчика, который по условиям заключенного с ответчиком договора обязуется давать ответчику указания по использованию тепловоза. При таких обстоятельствах принятые по делу решение и постановление не могут быть признаны законными, в связи с чем, подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции для рассмотрения заявленных требований по заявленным основаниям, установления фактических обстоятельств дела, исследования и оценки представленных по делу доказательств. ( Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 марта 2014 г. N Ф05-1704/14 по делу N А40-87016/2013 ).

5) Ссылка заявителя кассационной жалобы в лице конкурсного управляющего на невозможность определения размера убытков ввиду того, что договор, заключенный с участником долевого строительства, не был расторгнут, судом кассационной инстанции не принимается, поскольку положения Закона о банкротстве не содержат запрета на определение размера убытков в виде реального ущерба и в том случае, если участник строительства не отказался от исполнения договора. Кроме того, в ст. 201.6 Закона о банкротстве внесены изменения, с учетом которых участники строительства в части требований о передаче жилых помещений имеют право участвовать в собраниях кредиторов и обладать числом голосов, определяемым исходя из суммы, уплаченной участником строительства застройщику по договору, предусматривающему передачу жилого помещения, и (или) стоимости переданного застройщику имущества, а также размера убытков в виде реального ущерба, определенного в соответствии с п. 2 ст. 201.5 Закона о банкротстве. Все это в совокупности свидетельствует о том, что наличие у участника строительства требований о передаче жилых помещений и наличие нерасторгнутого договора долевого участия в строительстве не является препятствием для установления размера убытков в виде реального ущерба. ( Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18 февраля 2014 г. N Ф09-3448/12 по делу N А50-14741/2010 ).

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector