Судебная практика по индексации присужденных денежных сумм

Поводом для проверки конституционности ст. 208 ГПК РФ (индексация присужденных денежных сумм) стали жалобы трех граждан, объединенные в одно дело, поскольку они касаются одного и того же предмета. Так, заявительнице Т. В. Ивановой Вологодский городской суд отказал в удовлетворении заявления об индексации взысканных в ее пользу 112 829,88 руб. Суд указал, что возможность применения индекса потребительских цен на продовольственные и непродовольственные товары, а также платные услуги с целью индексации взысканных судом денежных сумм, предусмотренной статьей 208 ГПК РФ, была закреплена законом РСФСР от 24 октября 1991 года No 1799 «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР», который, однако был признан утратившим силу с 1 января 2005 года в связи с принятием федерального закона от 22 августа 2004 года №122-ФЗ. В настоящее время, отметил Вологодский суд, нормы, которыми следует руководствоваться, производя расчет индексации, отсутствуют. Со ссылкой на утративший силу закон РСФСР было отказано местными судами в индексации взысканных сумм в 1 500 000 руб. и 6 264 366,20 руб. и жителю Архангельской области И. М. Митину. К аналогичному выводу пришли суды и по иску жителя Барнаула Е. В. Шкотова, которому было отказано в индексации взысканных в его пользу 477 929 руб.

Заявители обратились в КС с жалобами на то, что положения ст. 208 ГПК РФ не соответствуют Конституции РФ, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не предусматривают правового механизма индексации взысканных судом денежных сумм и тем самым позволяют судам отказывать в защите имущественных интересов взыскателей от негативных последствий инфляционных процессов в период со дня вынесения судебного решения до дня его исполнения.

Конституционный суд по итогам рассмотрения жалоб указал: суды, разрешавшие дела заявителей, не приняли во внимание, что индекс потребительских цен, являющийся одним из важнейших показателей, характеризующих инфляционные процессы в стране, и используемый, в частности, в целях разрешения отдельных правовых споров, широко применялся в целях восстановления покупательной способности взысканных судом сумм и после 1 января 2005 года и что правомерность такой практики неоднократно подтверждалась Верховным судом РФ.

Сформировавшаяся в настоящее время судебная практика свидетельствует о том, что при отсутствии урегулированного механизма индексации присужденных денежных средств действие ч. 1 ст. 208 ГПК РФ по сути блокируется, что позволяет судам, ссылаясь на пробел в правовом регулировании, отказывать в индексации, уклоняясь при этом от исследования вопроса о наличии применимых ее критериев.

Между тем КС неоднократно обращал внимание судов на то, что при рассмотрении конкретных дел они обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы. Отсутствие же необходимого правового механизма не может приостанавливать реализацию вытекающих из Конституции РФ прав и законных интересов граждан.

Подход, при котором невозможность индексации взысканных сумм обосновывается отсутствием критериев такой индексации (притом что суды не предлагают альтернативные механизмы, использование которых позволило бы восстановить покупательную способность присужденных сумм), противоречит правовым позициям Конституционного суда и приводит к тому, что право на судебную защиту оказывается существенно ущемленным.

Отсутствие в правовом регулировании механизма реализации такой антиинфляционной меры, как индексация взысканных судом денежных сумм, который с необходимостью признавался бы судебной практикой в качестве применимого, приводит к невозможности проиндексировать в пользу взыскателя присужденные ему суммы, не выплаченные своевременно должником, и тем самым – к невозможности восстановления в полном объеме прав взыскателя, нарушенных в результате несвоевременного исполнения должником вынесенного против него судебного акта. Поэтому, как отметил КС, федеральный законодатель обязан установить соответствующий правовой механизм, позволяющий компенсировать заинтересованной стороне издержки, обусловленные инфляцией в период исполнения судебного решения. Используя в этих целях показатели, характеризующие рост цен, динамику стоимости жизни, прожиточный минимум в РФ в целом и в ее субъектах, законодатель в рамках реализации своих дискреционных полномочий вправе избрать как универсальные критерии индексации, так и критерии, рассчитанные на использование в конкретных случаях, включая предусмотренные частью 1 ст. 208 ГПК РФ.

КС пришел к выводу, что ч. 1 ст. 208 ГПК РФ в той мере, в какой содержащееся в ней положение не содержит критериев, в соответствии с которыми должна осуществляться предусмотренная им индексация, не соответствует Конституции РФ.

Читайте также:  Досудебное урегулирование налоговых споров в россии

Впредь до внесения в действующее правовое регулирование изменений, вытекающих из настоящего постановления, судам в целях реализации ч. 1 ст. 208 ГПК РФ надлежит использовать в качестве критерия осуществления индексации утверждаемый Росстатом индекс потребительских цен, являющийся официальной статистической информацией, характеризующей инфляционные процессы в стране и публикуемой на официальном сайте этого ведомства.

Судебные акты в отношении заявителей на основании ч. 1 ст. 208 ГПК РФ в той мере, в какой содержащееся в ней положение признано настоящим постановлением не соответствующим Конституции РФ, подлежат пересмотру.

Недавно Конституционный Суд России рассмотрел жалобы ряда граждан по вопросу несоответствия Конституции РФ ч.1 ст. 208 ГПК РФ (индексация присужденных денежных сумм) и признал данную норму не соответствующей Конституции, указав, что присужденные суммы подлежат индексированию.

А всё начиналось так…

Гражданам, обжаловавшим в КС РФ ч.1 ст. 208 ГПК РФ, суды общей юрисдикции отказали в индексации взысканных денежных сумм, что стало основанием для последующего обращения за конституционным правосудием. Главный аргумент отказа судов во всех спорах состоял в следующем: «возможность применения индекса потребительских цен на продовольственные и непродовольственные товары, а также платные услуги с целью индексации взысканных судом денежных сумм, предусмотренной ст. 208 ГПК РФ, была закреплена Законом РСФСР от 24 октября 1991 года № 1799-I «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР», который, однако, признан утратившим с 1 января 2005 года, а в настоящее время нормы, которыми следует руководствоваться, производя расчет индексации, отсутствуют».

КС в Постановлении от 23.07.2018 № 35-П указал, что отказывать в индексации по причине отсутствия отдельного механизма для этого — антиконституционно, так как индексация — один из механизмов эффективной судебной защиты нарушенных прав и гарантий надлежащего исполнения решения суда и не может быть ограничен в связи с пробелом в законодательстве. КС указал, что до законодательного установления механизма индексации, судам надлежит руководствоваться индексом потребительских цен, утвержденных Госкомстатом.

Почему я заострил внимание на данном Постановлении?

Некоторое время назад ко мне обратился мой коллега с просьбой составить кассационную жалобу на определение районного суда и апелляционное определение краевого суда, которыми было отказано в удовлетворении заявления об индексации. Аргументация у судов была точно такая же: Закон РСФСР от 24 октября 1991 года № 1799-I утратил силу, иных механизмов индексации нет.

Меня это сильно удивило, так как до этого неоднократно заявления об индексации в период примерно с 2010 по 2016 годы удовлетворялись, хотя Закон № 1799-I утратил силу с 1 января 2005 года. При этом всегда за основу расчета индексации брался индекс потребительских цен, утвержденный Госкомстатом. И это подтверждала не только наша местная практика, но и позиции ВС РФ.

Я составил кассационную жалобу, текст которой прилагаю, но в передаче дела в Президиум как краевого, так и Верховного Суда, было отказано.

Мои доводы сводились к следующему.

Процессуальная норма, содержащаяся в ч.1 ст. 208 ГПК РФ, является самостоятельной, имеет прямое действие и сама по себе гарантирует возможность и создает правовой механизм индексации денежных сумм, взысканных по решению суда. Также из данной нормы не следует, что для её применения требуется принятие специального закона, либо подзаконного акта.

При этом, сам порядок индексации, как и индексы потребительских цен, определяется на основании действующего в настоящий момент Постановления Госкомстата РФ от 25.03.2002 N 23 «Об утверждении „Основных положений о порядке наблюдения за потребительскими ценами и тарифами на товары и платные услуги, оказанные населению, и определения индекса потребительских цен“.

Также обращает на себя внимание тот факт, что многочисленная правоприменительная практика, сформировавшаяся уже после утраты юридической силы Законом РСФСР от 24.10.1991 N 1799-1,в том числе, практика высших судебных инстанций, подтверждает возможность осуществления индексации присужденных сумм, и декларирует наличие соответствующего правового механизма.

Положения ч.1 ст. 208 ГПК РФ выступают процессуальной гарантией защиты имущественных интересов взыскателя и должника от инфляционных процессов в период с момента вынесения судебного решения до момента его реального исполнения (определение Верховного Суда РФ от 24.11.2015 N 5-КГ15-123 (Судебная коллегия по гражданским делам); Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015).

Читайте также:  Справка о86у для поступления

Что меня удивляет в этой ситуации более всего.

1. Закон РСФСР от 24.10.1991 N 1799-1 утратил силу с 1 января 2005 года, после чего, по мнению СОЮ и ВС РФ, в законодательстве механизмы для индексации отсутствуют. Вместе с тем, в период с 1 января 2005 года до, примерно, 2016-2017 годов суды общей юрисдикции активно индексировали взысканные суммы. Выше я приводил позиции ВС РФ, одна из которых даже попала в Обзор судебной практики, что подтверждает удовлетворение требований об индексации.

Спрашивается, где вы были все эти десять лет с того момента, как Закон N 1799-1 утратил силу?

Причем, все эти десять лет для целей индексации судами использовался индекс потребительских цен, руководствоваться которым указал и КС РФ в Постановлении № 35-П. Что вдруг помешало продолжить его применение?

2. Когда происходит нелогичное и внезапное изменение в судебной практике это, зачастую, вызвано политическими мотивами. В данном случае речь идёт об отношениях между частными субъектами, интересы государства не затрагиваются напрямую, почвы для злоупотребления и спекуляции нет. В общем, объективной причины для такого изменения позиции судов я не вижу.

Или нас готовили к тому, что вскоре будет такая инфляция, что суды окажутся заваленными заявлениями об индексации?

3. Помимо этого, Конституционный Суд уже давно выявил смысл данной нормы: возмещение потерь взыскателя от инфляционных процессов. В частности, в определении КС РФ от 20 марта 2008 года N 244-О-П указано, что возможность индексации присужденных судом денежных сумм не ставится законом в зависимость от вины должника в длительном неисполнении судебного решения, поскольку индексация является не мерой гражданско-правовой ответственности должника за ненадлежащее исполнение денежного обязательства, а механизмом, позволяющим полностью возместить потери взыскателя от длительного неисполнения судебного решения в условиях инфляционных процессов в государстве.

Отсюда следует, что для индексации достаточно знать, насколько за определённый период обесценились денежные средства, а соответствующая информация давным-давно отслеживается и фиксируется.

4. Не совсем понятна позиция Конституционного Суда. По моему мнению ч.1 ст. 208 ГПК РФ содержит норму прямого действия, о чем свидетельствует её формулировка. Следовательно, для индексации какие-то дополнительные законодательные механизмы не нужны, требуются только сведения, показывающие, насколько обесценились денежные средства за определённый период. И такие сведения давно предоставляются Госкомстатом.

По моему скромному мнению, логичней было бы вынести так называемое «определение с положительным содержанием», констатировав конституционность оспоренной нормы, но её неверное понимание СОЮ, истолковав её в соответствии с Конституцией.

Конечно, хорошо, что КС направил суды общей юрисдикции на путь истинный, но всё же, на мой взгляд, можно было как-то и без него обойтись.

Судебные акты, которые я обжаловал в кассационной инстанции я размещать не буду, так как аргументация в них точь-в-точь такая же, как у заявителей в КС, а она приведена в Постановлении № 35-П, свою кассационную жалобу, а также текст Постановления КС прикрепляю.

Документы

1. Постановление КС РФ ​№ 35-П от 23.07.2018 307.8 KB 12 2. Кассационная жалоба ​по индексаци 313.2 KB 13

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала. Автор публикации может дополнительно установить доступ к некоторым документам только для обладателей PRO-аккаунта.

Верховный суд РФ представил на своем сайте 118-страничный, первый в этом году, обзор судебной практики, утвержденный Президиумом суда в среду, 4 марта.

Открывается обзор анализом практики судебной коллегии ВС по гражданским делам. В этой главе, частности, разбирается разрешение споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав и с жилищными отношениями, разрешение споров о взыскании страхового возмещения по договору добровольного страхования имущества, трудовые и семейные споры, а также ряд процессуальных вопросов.

Анализируя одно из дел, ВС отмечает, что закон не устанавливает минимальный срок, за который может быть произведена индексация взысканных судом сумм в порядке ст. 208 ГПК РФ в связи с неисполнением решения суда.

Общество защиты прав потребителей (далее – ОЗПП), действующее в защиту прав и законных интересов потребителя М., обратилось в суд с заявлением об индексации взысканных судом денежных сумм, указав, что 15 августа 2012 г. районным судом было вынесено решение о взыскании с организации в пользу М. 3 030 750 руб., в пользу ОЗПП – 607 750 руб. Решение суда исполнено ответчиком несвоевременно: в отношении взыскателя М. – 7 декабря 2012 г., в отношении ОЗПП – 11 февраля 2013 г. При указанных обстоятельствах заявитель просил произвести индексацию взысканных сумм на день исполнения решения суда и взыскать с организации – должника сумму индексации в пользу М. за период с 15 августа по 7 декабря 2012 г., в пользу ОЗПП за период с 15 августа 2012 г. по 11 февраля 2013 г.

Читайте также:  Акт приема передачи печатей и штампов образец

Определением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением, заявленные требования удовлетворены частично, присужденные суммы проиндексированы за период с 15 ноября 2012 г. по 11 февраля 2013 г., в остальной части заявленные требования оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ своим определением № 81- КГ14-17 отменила состоявшиеся судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 208 ГПК РФ по заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом сумм на день исполнения решения суда. Данная норма выступает процессуальной гарантией защиты имущественных интересов взыскателя и должника от инфляционных процессов в период с момента вынесения судебного решения до его реального исполнения.

Механизм индексации взысканных по судебному решению денежных сумм направлен на поддержание покупательской способности данных сумм, не является мерой гражданской или иной ответственности и применяется вне зависимости от вины лица, обязанного выплатить денежные средства, в задержке в их выплате. Единственным основанием для индексации взысканных сумм является их обесценивание на день фактического исполнения решения суда.

Таким образом, в порядке ст. 208 ГПК РФ судом рассматриваются заявления об индексации относительно денежных сумм, уже взысканных по решению суда, реальное исполнение которых задержалось на определённое время.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции, а также суд апелляционной инстанции, оставляя указанное определения суда без изменения, руководствуясь ч. 1 ст. 208 ГПК РФ во взаимосвязи со ст. 210 ГПК РФ, исходили из того, что решение районного суда от 15 августа 2012 г. в отношении М. исполнено в разумные сроки, периоды неисполнения решения суда, исчисленные судом с даты вступления решения суда в законную силу и по день его исполнения, составляют менее месяца, в связи с чем применение индексации посчитали невозможным. Размер индексации денежных сумм, присужденных решением суда ОЗПП, был при этом исчислен судом с момента вступления судебного акта в законную силу.

Между тем индексация присужденных судом сумм, выступающая в качестве механизма, позволяющего полностью возместить потери взыскателя от длительного неисполнения судебного решения, производится с момента присуждения судом сумм до фактического исполнения решения суда.

Таким образом, поскольку закон не устанавливает минимальный срок, за который может быть исчислена компенсация в порядке ст. 208 ГПК РФ, выводы суда о невозможности применения индексации к суммам, взысканным по решению районного суда от 15 августа 2012 г. в пользу М., неправомерны.

Судебная коллегия признала неправильным вывод суда о том, что индексация денежных сумм, взысканных в пользу ОЗПП, должна исчисляться с момента вступления данного судебного акта в законную силу. В силу ч. 1 ст. 199 ГПК РФ решение суда принимается немедленно после разбирательства дела. Резолютивную часть решения суд должен объявить в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела. Объявленная резолютивная часть решения суда должна быть подписана всеми судьями и приобщена к делу.

С учетом приведенной нормы закона моментом присуждения денежных сумм является день вынесения судебного акта, которым эти суммы были взысканы, поскольку процессуальные аспекты, связанные со вступлением решения суда в силу, лишь служат гарантией соблюдения его законности, не влияя при этом на права участников спора, в отношении которых был вынесен акт правосудия, подтвердивший на дату своего принятия существование соответствующего права.

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2015) можно ознакомиться здесь.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector